В газете «Ленинградский рабочий» за 15 сентября 1990 года на страницах 8-9 дана под рубрикой «Контакты» заметка «Полицейские о себе»-
— В американской полиции большинство женщин, или ваша группа — исключение?
Этот вопрос пришел в голову в   обход   всех,   заранее   приготовленных. Ведь из шести моих собеседников-полицейских       из Лос-Гатоса  и  Сан-Хосе  четверо были женщины.
-Нет,   так   получилось   случайно.   Полицейских-женщин    в США всего шесть процентов. Но  прекрасный пол более легок на подъем, и уговорить его проделать     длинный     путь     в     вашу страну было гораздо легче.
Признаюсь, что спрашивать гостей про их впечатления о работе наших милиционеров не хотелось. Ответ заранее известен.
— Оборудование в ваших лабораториях устарело. В США
гораздо меньшее количество работников справляется с большим объемом работы, — сказала криминалист Мерелин Массер. А сержант Дейв Пейншод добавил, что раньше они считали, что СССР — государство полицейское, но увидели, что наша милиция находится в еще более   невыгодном   по   сравнению с ними положении. И дело тут не   только   в техническом  оснащении.
— Например,   у вас  в   суде показания милиционера не считаются   юридически   правомочными.  Он,   дескать,    заинтересованное лицо. У нас же показаний полицейского достаточно,  чтобы правонарушитель был осужден.
В отличие от полиции, ваша милиция не имеет права в случае опасности мгновенно применять оружие. Но ведь пока ты будешь церемониться, тебя десять раз убьют.
Мы приняли участие в патрулировании по Ленинграду и пришли к однозначному выводу: здесь работать гораздо сложнее, чем в Америке. Например, одна машина сделала запрещенный поворот. Все обошлось, но предположим, что водитель не остановился. В лучшем случае милиционер успел бы записать номер. А потом попробуй доказать в суде, что в машине находился именно этот     водитель,     а    ни    какой-нибудь другой. Я бы в такой ситуации просто поехал бы вдогонку, и, поверьте, от меня бы не ушли. А в случае оказания сопротивления водитель сел бы в  тюрьму.
— Неужели, у нашей милиции нечему поучиться! Вы ведь все-таки поехали с целью обмена опытом...
— Мы могли бы поучиться терпению. Его запас у ленинградских полицейских неисчерпаем.  Согласно калифорнийским законам, мы не обязаны объяснять   человеку,  в  чем  состоит его правонарушение. Предполагается, что гражданин сам знает закон. А здесь его долго разъясняют.
— Разве это хорошо?
— Почему же нет? Все зависит от того, чью сторону ты примешь. Американское общество живет в необычайно быстром темпе, и любая «задержка» с полицией вызывает раздражение. Население ждет от нас мгновенного и эффективного решения, и поэтому порой бывает очень трудно объяснить людям, где они неправы, а это в свою очередь усугубляет и без того напряженную ситуацию.
Хотелось бы поговорить с американскими гостями о том, как им видятся многие наши проблемы.   Но,   согласитесь,   за
два дня пребывания в Ленинграде очень трудно составить о них объективное представление. Так что о том, как решать наши проблемы, пусть лучше поразмышляют представители верхних эшелонов МВД. А американцам гораздо легче рассказать о работе у себя на родине. В этой связи вспоминается один виденный в программе «Время» сюжет. Наш корреспондент поехал в рейд с полицейскими. Все задержанные в течение рейда — представители цветного населения.
— Да, — согласились гости. — И причина здесь экономическая. Чем ниже уровень жизни, тем выше преступность. (Кстати эти слова можно было отнести и к нам. — О. Ч.) Многие преступления совершаются внутри этнических общин.
-Почему-то    считается,    что в США  по  ночам невозможно выйти на улицу.
  —Это   преувеличение,    хотя большинство  преступлений   совершается имение ночью. Ведь    в   это   время   работают   кафе, бары,     рестораны, где    люди    отдыхают,    и    алкоголь    играет здесь       свою       отрицательную роль. Многие полицейские даже скучают днем, предпочитая работать ночью.
— Один из важнейших компонентов самообороны — ношение оружия. В то же время оно может попасть и в преступные руки. Как вы относитесь к свободной продаже оружия в вашей стране?
— Я считаю, — отвечает Дейв Пейншод, - что все оружие, кроме охотничьего, должно быть поставлено вне закона. Но мнений столько, сколько людей. В американском законодательстве сказано, что каждый человек имеет право на самозащиту.
—И все-таки, какое бы ни было хорошее техническое оснащение, зарплата, разве работа в полиции — женское дело? Ведь по натуре женщины более чутки и ранимы, чем мужчины,  а  общаться  им  приходится  не с лучшими людьми.
— Мне хотелось помочь обществу в борьбе с теми, кто мешает ему спокойно жить, — отвечает Мерелин Массер.
— А у меня дети, и я должна их кормить, — продолжает Филис    Трасслер, — Но    дело    не только в этом. Нынешние женщины стараются выбрать интересную работу, на которой можно проявить себя. В полиции женщина доказывает, что  может работать не хуже мужчины.
-А    я   часто   бываю   очень доволен своими напарницами, — возражает Дейв Пейншод. — Ведь хорошая техническая оснащенность сглаживает разницу между полами, а кроме того, женщины гораздо лучше мужчин чувствуют многие конфликтные ситуации.
Закончился наш разговор. Через несколько минут гости должны были уезжать в аэропорт. Осталось только выслушать общее впечатление о пребывании в нашей стране.
—В домах очень много книг. К сожалению, в США преобладает телевидение.
-У    вас    везде    продаются цветы,   и   люди   дарят  их   друг другу.
—Американцы и русские похожи друг на друга, а чувство юмора сближает нас еще больше.
О. ЧАПЛИНА…